Жители Новгородской области, работавшие в "Деке", до сих пор ждут свои зарплаты и надеются на восстановление производства. Череда проблем, обрушившаяся из-за преступного управления Николаем Левицким, ввергла "Деку" в миллиардные долги.

Жители Новгородской области, работавшие в "Деке", до сих пор ждут свои зарплаты и надеются на восстановление производства. Череда проблем, обрушившихся на предприятие из-за преступного управления Николаем Левицким, ввергла "Деку" в миллиардные долги,  в том числе по налогам и зарплате. Подробности того, что произошло, и чего ждать жителям Великого Новгорода в статье vnru.ru

Еще несколько лет назад квасной завод «ДЕКА» был крупнейшим налогоплательщиком Новгородской области, приносившим региональному бюджету почти миллиард рублей ежегодно. Его флагманский бренд — квас «Никола» — выкупленный на заре времен у писателя Виктора Пелевина, бил рекорды популярности, а в целом предприятие уверенно держало федеральное лидерство в производстве кваса, пива, минералки и медовухи. Но в начале 2019 года завод прекратил работу и ушел в банкротство. Власти ошибочно обвинили в бедах завода его главного кредитора — питерский банк, и теперь второй уж год заявляют, что вот-вот найдут «Деке» инвестора, который вернет «Николу» и его «братьев» на полки магазинов. Но воз и ныне там. Редакция «Вестника СЗФО» решила сама разобраться в истоках кризиса.

Много лет банкиры давали «Деке» кредиты на развитие и пополнение оборотных средств. Когда же «Дека» обанкротилась, внезапно все стрелки были переведены на питерский Сити Инвест Банк, главного кредитора предприятия. Ловкий московский владелец новгородского предприятия Николай Левицкий повернул дело так, что именно питерские банкиры, а не он, вдруг оказались в глазах налоговой и суда «главными злодеями». 

Провернуть этот фокус столичному бизнесмену помогло хорошее отношение с местными налоговиками — ведь он заходил в управление ФНС как крупнейший налогоплательщик, отчисляющий в бюджет по миллиарду в год, так что его были рады видеть в своих кабинетах самые высокие чины.

Не-кола для «Николы» 

Компания «Дека», владеющая крупнейшим в Новгородской области заводом по производству пива и кваса, в 90-е годы была ничем не примечательным местным предприятием. В начале нулевых ее купили бизнесмены Манский и Баринов. Они сменили стратегию компании, выбрав главным продуктом квас живого брожения, и «Дека» выстрелила на федеральном уровне. Купленный у писателя Виктора Пелевина бренд «Никола» и слоган «Квас — не кола, пей „Николу“!» (кто не читал Generation P — почитайте) покорили сердца россиян, и вскоре «Дека» была лидером федерального квасного рынка. Вторым успехом был квас «Добрыня Никитич» с выкупленным у студии «Мельница» образом мультяшного богатыря. Рекламный ролик нового продукта крутился перед началом мультфильма «Добрыня Никитич и Змей Горыныч» во всех кинотеатрах страны. Однако в 2009 году два давних партнера вдруг поссорились и решили поделить бизнес. Пошли судебные баталии, в итоге которых оба согласились продать всю «Деку» стороннему инвестору. 

Новым хозяином завода стал Николай Левицкий, московский бизнесмен, который до этого момента занимался нефтесервисным бизнесом (компания «Геотек») и никак не был связан с производством продуктов питания. Манский и Баринов погасили со сделки свои долги перед банками и ушли с миром, а Левицкий стал примерять на себя роль самой большой шишки новгородского леса.

 Точнее, сначала в 2012 году Левицкий купил 50,2% компании. На эту покупку он взял кредит на 7,5 миллионов долларов под 13%. Через год Левицкий пришел в Сити Инвест банк и попросил перекредитовать его по более низкой ставке. Деньги дал не сам Сити Инвест Банк, а фирма «Геликон», у которой с банком есть один общий совладелец. Еще через год Левицкий взял дополнительный заем у «Геликона» — на выкуп оставшихся акций у Манского. Тем временем квас продавался, «Дека» исправно платила проценты и числилась очень хорошим заемщиком. 

Из князи — в грязи

 Между тем, в июле 2017 года Левицкий продал свой основной бизнес «Геотек». Куда ушли вырученные средства — неизвестно, но точно не на погашение долгов «Деки». Уже через полгода, в феврале 2018-го, Левицкий приехал в Сити Инвест Банк с неожиданной просьбой: заберите весь завод, но при этом закройте мой личный кредит на 100 миллионов рублей. Столичный предприниматель готов был расстаться с новгородским заводом, который, как оказалось, уже дышал на ладан, лишь бы не расставаться с личным имуществом: квартирами, машинами, яхтой и виллой на Майорке. 

Однако полгода переговоров ни к чему не привели. 

  • «Мы могли тогда все действительно забрать. Но мы банкиры, а не производственники, мы не привыкли управлять заводами. Кроме того, забирать предприятие, обвешанное огромными долгами перед другими банками — а там помимо наших полутора миллиардов было еще долгов почти на 2 миллиарда — нам не показалось выгодным предложением. В итоге сделка не состоялась, и все осталось по-прежнему», — рассказывает собеседник из банка. 

В итоге в июне 2018 года Левицкий сам возглавил «Деку» (до того он только владел заводом). 

  • «Вместо того, чтобы экономить и расплачиваться по долгам, он развил бурную деятельность — в основном лоббистскую. Мы ему говорили: закрой московский представительский офис, ты тратишь на него почти по 100 миллионов в год, в твоем положении это расточительство. Но он отмахивался: мол, сейчас он в этом офисе „порешает“ с нужными людьми, и получит контракт с торговой сетью „Красное и белое“. А потом еще „порешает“ — и получит право на поставки для Минобороны, где нужные люди включат квас в обязательный паек военнослужащих», — рассказал близко знакомый с ситуацией собеседник. 

Тем временем, из-за задержек зарплат из «Деки» побежали ключевые сотрудники. Уволились лучшие продажники, разбежались складские рабочие. В итоге из-за ошибок в логистике (когда в магазины отгружались не самые свежие партии, а те, что ближе к выходу, что для хорошего кваса с коротким сроком годности смерти подобно), пошли возвраты от торговых сетей — в том числе от «Красного и Белого» — и штрафы. Завод погрузился в убытки. Начались кассовые разрывы, задержки налогов, неплатежи поставщикам, претензии. Если за весь 2017 год «Дека» получила всего 7 исков от контрагентов, то в 2018 году уже 70. 

Сделал ручкой

 В 2019 году уже было понятно, что еще чуть-чуть, и от завода ничего не останется. Счета предприятия арестованы, сотрудники стремительно разбегаются, остатки на складах протухают, а долгов (не считая долга Сити Инвест Банку в 1,5 миллиардов) еще на 1,9 миллиардов рублей. Из которых 300 миллионов — перед налоговой. За последний «пунктик» на завод уже постучались люди в погонах: было возбуждено уголовное дело. 

И тут Николай Левицкий в последний раз применил свой «решальческий» талант и совершил умопомрачительный юридический кульбит. 5 апреля 2019 года, уже уступив место у руля завода другому директору, он обратился в налоговую, делая вид, что еще остается руководителем предприятия. Он подал в УФНС по Новгородской области прошение зачесть долг завода по НДС авансом из будущего отчетного периода. Налоговики бумагу подмахнули, долг зачли, уголовное дело было прекращено, и Левицкий благополучно укатил в Москву, а оттуда — в свою виллу на Майорку. То, что в следующем квартале долг проявился с новой силой, и налоговые инкассо снова заморозили счета предприятия, а уголовное дело об уклонении от налогов снова возбуждено, его уже не волновало.

Началась процедура банкротства завода, и новый директор был бессилен что-то изменить, потому что денег на закупку сырья уже не было. В этой ситуации кредиторы были готовы поддержать любого, кто взялся бы восстановить производство кваса и денежные потоки завода и начать рассчитываться по долгам. 

ИВЛ для «Деки»

 Если у завода нет средств на закупку сырья и зарплаты, а брать на это новые кредиты он не может, то предприятию остается для получения хоть каких-то денег только одно: сдавать свои мощности в аренду и выполнять заказы сторонних организаций. Так появилась компания «Декалитр», которую возглавил петербургский предприниматель Олег Коржов. Коржов договорился с Сити Инвест Банком о финансировании, а с новым директором «Деки» — о сотрудничестве. Кредиторы ухватились за эту идею, потому что были готов поддержать любого, кто возьмется вытащить завод из ямы.

 Питерские банкиры дали «Декалитру» кредит на закупку сырья, построение логистических цепочек, аренду оборудования и товарных знаков — и бизнес ни шатко ни валко, но пошел. До конца 2019 года новое юрлицо, потратив примерно 600 миллионов рублей, сумело выручить почти миллиард, что позволило более 400 миллионов перечислить «Деке» за использование мощностей. С этих денег «Дека» платила зарплаты рабочим и текущие налоги. Со временем, если бы данная схема устояла в суде, можно было бы нарастить производство и начать погашать накопленные долги. 

Но Фортуна (а точнее Фемида) распорядилась иначе. Работа «Декалитра» подверглась яростным нападкам со стороны некоторых кредиторов, а также новгородских налоговиков. Они с июля по декабрь 2019 года бомбардировали суд требованиями запретить «Деке» отгружать в адрес «Декалитра» готовую продукцию, а «Декалитру» — использовать мощности «Деки» для розлива кваса. При этом вопрос — как в противном случае завод будет зарабатывать хоть какие-то деньги, чтобы сохранить трудовой коллектив — старательно обходили стороной. 

Повесили ярлык 

В конце 2019 года структуры Левицкого подали иск к «Декалитру» о взыскании 319 миллионов рублей. Они заявили, что это недополученная прибыль «Деки», «выведенная» с завода. Судья удовлетворила иск, взыскав с «Декалитра» 250 миллионов рублей. Не вникая в объяснения конкурсного управляющего «Деки», что без «Декалитра» завод бы без денег и с замороженными счетами не заработал вообще ничего. Решение вступило в силу, «Декалитр» обанкротился. Все производство встало. 

Но самый большой и ржавый гвоздь в крышку гроба забил Верховный суд. До него осенью 2020 года дошел один из споров по поводу требования банка к «Деке» на 450 миллионов рублей — тех самых 7 миллионов долларов, которые позаимствовал Левицкий на погашение кредита, взятого годом ранее на выкуп акций «Деки» у Баринова. Эти акции были заложены прежним собственником по старому кредиту Сити Инвест Банка. Тот факт, что год спустя компания «Геликон», имеющая с банком общего акционера, перекредитовала Левицкого, верховным судьям показался подозрительным. Они и написали в своем постановлении: мол, так обычно делают аффилированные лица. И отказали на этом основании во включении требования в реестр кредиторов. Так не Левицкий, а банк, который не управлял и не владел предприятием, а лишь давал ему кредиты, внезапно стал главным виновником всех проблем «Деки». 

У разбитого корыта 

В итоге «Дека» стоит уже два года. Сотрудники — теперь уже бывшие — до сих пор ждут, когда им погасят долги по зарплатам. В начале 2021 года они прорвались к губернатору Новгородской области Андрею Никитину и спросили, когда им выплатят их деньги. На что тот в очередной раз выразил надежду, что найдется инвестор, который выкупит предприятие, погасит долги и снова польются реки кваса и денег в бюджет региона. 

Похоже, что в областном правительстве уже понимают, что поторопились и с «Декалитром», и с обвинением Сити Инвест Банка во всех смертных грехах. Проблема в том, что пустые цеха, из которых уже два года как выгнали последних людей, пытавшихся делать квас, постепенно приходят в негодность, оборудование ржавеет, и скоро превратится в груду металлолома. Поэтому, если инвестор и найдется, то разве что на еще пока не совсем забытый бренд кваса «Никола». Но ему вовсе не обязательно, купив этот бренд, восстанавливать из руин новгородский завод: он может прекрасно разливать «Николу» в любом другом регионе. Так может быть, вместо поисков козла отпущения стоит сесть за стол переговоров и вместе подумать, как вытащить именно новгородское предприятие из долговой ямы?

 

 Источник: https://vnru.ru/pravo-avtora/57791-gde-nikola-net-nikoly.html?fbclid=IwAR319eLKydYWbSWsJ2QI6OYypxSDhQDso79edLfOaAfAto0UWfxQp1_jF4c

52 0